Патентное бюро
Руководитель патентного бюро
Патентный поверенный Российской Федерации Прозоровская Елена Васильевна
реестровый номер 422
+7 (499) 261-92-61
+7 (499) 261-86-10
businesspatent@inbox.ru
Патентное бюро "БИЗНЕСПАТЕНТ" основано на базе патентно-правовой компании ООО "БИЗНЕСПАТЕНТ".
Более 10 лет на страже интеллектуальной собственности!
Более сотни крупнейших клиентов! Десятки успешных судебных процессов!
Основным направлением деятельности является регистрация интеллектуальной и промышленной собственности, защита от недобросовестной конкуренции интересов клиентов в Палате по патентным спорам и в Суде.

ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ. РАССКАЗЫ ОБ ОСНОВОПОЛОЖНИКАХ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА МОЛОЧНЫХ ПРОДУКТОВ В РОССИИ. ЧАСТЬ 3 (ОКОНЧАНИЕ)

Unipack.ru | Статьи | ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ. РАССКАЗЫ ОБ ОСНОВОПОЛОЖНИКАХ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА МОЛОЧНЫХ ПРОДУКТОВ В РОССИИ. ЧАСТЬ 3 (ОКОНЧАНИЕ)

С революций 1917 года и грандиозных, часто кровавых, социальных преобразований, начиналась новая история страны. Не могла она не коснуться Александра Васильевича Чичкина, рассказ о котором продолжается.

Но его имя, в отличие от множества других русских предпринимателей, осталось в истории страны и после Октябрьской революции. Он продолжал трудиться на благо Родины до середины ХХ века.

ЧАСТЬ 3. ЧЕЛОВЕК ДВУХ ЭПОХ (ОКОНЧАНИЕ)

Он сумел найти себя и в новой, предельно изменившейся стране. Хотя начиналась его жизнь в новой эпохе очень страшно. Но он сумел не сломаться.

Чреда смертей и эмиграция

В 1918 г. на клан Чичкиных наваливается полоса горя. В возрасте 19 лет, попав под трамвай, погибает единственный сын Александра Васильевича и Евдокии Никитичны Чичкиных – Александр. В Одессе умирает Иван Васильевич Чичкин. Другой брат – Николай, приехав на похороны, тоже трагически там погибает. Источники утверждают, что случайно упал в шахту лифта. Но ведь время было «лихое», могли и «помочь» упасть «буржую». А. В. и Е. Н. Чичкины спешно уезжают в Одессу. Там осенью их застает весть о национализации компании, и они из Одессы эмигрируют во Францию.

Поговаривают, что чета Чичкиных за границей не бедствовала. То ли вывез кое-что из России Александр Васильевич, то ли были сбережения в зарубежных банках. Но в 1922 г. они возвращаются на Родину.

Некоторые источники сообщают, что способствовали этому призывы некоторых прятавшихся у Чичкиных когда-то большевиков, другие считают, что сказалось влияние графа А. А. Игнатьева. Думается, что главной причиной возвращения было установление НЭПа, который, как посчитал Александр Васильевич, поверив Ленину, установлен «всерьез и надолго» и при котором он надеялся хотя бы частично возродить свое дело и быть полезным на Родине.

Орден и ссылка, и все не без вопросов

Вернувшись в Москву, А. В. Чичкин становится официальным консультантом Наркомата торговли (тогда в его ведении было производство пищевой продукции). Дает советы и начинающим предпринимателям-нэпманам. Создает и свой небольшой магазин, пытается наладить выпуск мороженого.

Встречаются сообщения, что награждают его в 1926 г. орденом «Знак Почета». Правда, из множества авторов статей, где дается эта информация, только двое задаются вопросом: был ли орден? Ведь он введен лишь в 1935 г. Есть предположение, что был, но только награжден им Александр Васильевич позже, и за конкретное дело.

В 1929 г. Чичкин отправлен в ссылку в Казахстан. Поговаривают, что причиной ссылки был донос его бывших работников, называют даже номер «дела», по которому и был он наказан. Скорее всего, и донос, и «дело» были. Но нельзя рассматривать ссылку Чичкина в отрыве от того времени, когда это случилось. В эти годы в стране проходило откровенное преследование инженерных, научных и предпринимательских кадров «старой закваски». «Шахтинское дело» 1928 г., «Дело Промпартии» 1930 г., расстрел 48-ми специалистов-пищевиков осенью 1930 г. Большинство «дел» строилось на обвинениях во вредительстве и в связях с бывшими хозяевами предприятий, оказавшимися за границей. А тут в руках карающих органов и специалист, и бывший буржуй в одном лице. Так что, можно сказать, что Александру Васильевичу еще повезло. Даже не знаю, помещать это слово в кавычки или нет.

Кстати, проф. А. А. Калантар, который упоминался в первой части цикла, неожиданно в 1929 г. бросает работу в молочной лаборатории и на кафедре Тимирязевской академии в Москве и спешно уезжает на малую родину – в Армению. Что это было: неофициальная ссылка? Или Аветис Айрапетович на всякий случай решил убраться из центра, подальше от «всевидящего ока»? Но в итоге, хоть и умер он в проклятом 1937 году, но своей смертью, получив перед нею еще и почетное звание от правительства Армянской ССР.

В буднях великих строек

В 1931 г. Александр Васильевич был возвращен из ссылки. Среди сообщений в сети есть несколько утверждений о том, что похлопотал за него кто-то из якобы когда-то прятавшихся у него на Тверском бульваре или Новой Басманной большевиков, ныне видных деятелей Страны Советов, чаще при этом называется В. М. Молотов. Скорее всего, какие-то хлопоты были. Но вряд ли от В. М. Молотова.«Суетиться» по поводу возвращения Чичкина должен был, прежде всего, А. И. Микоян, ставший в тот момент верховным «куратором» торговли и пищевой промышленности страны, а главное, индустриализации в этой отрасли. Ему Александр Васильевич действительно был нужен, что называется «позарез».

Результаты деятельности восстановленного в должности консультанта, но теперь уже Наркомата заготовок (к нему перешел выпуск продовольствия), Александра Васильевича Чичкина проявились практически сразу. В 1932 г. именно усилиями Чичкина начался выпуск пастеризованного молока в бутылках. Причем, на бывшем заводе Н. Бландова (Московский молочный завод № 1 им. Горького). Вот ведь двойная ирония судьбы! Активное участие Александр Васильевич принял и в проектированииЛенинградского молококомбината им. Кирова. Он был запущен в 1934 г.

И вот за участие в создании этого объекта второй пятилетки, пусть и не столь значимого для страны, как другие промышленные и энергетические гиганты, построенные в эти годы, но все-таки крупнейшего в Европе молочного предприятия, и могли наградить орденом А. В. Чичкина. Либо за другие заслуги «в комплексе». Но это всего лишь предположение, и каких-либо подтверждений тому не найдено.

В 1935 г. Александр Васильевич становится пенсионером, некоторые источники добавляют: персональным пенсионером. Но и на пенсии он продолжал активно работать. Без сомнений, без его участия не обошлось при разработке технического задания на проектирование и само проектирование Останкинского молочного комбината, строительство которого началось в 1940 г.

Своими рекомендациями он помогал становлению и развитию производства простокваши, ряженки, ацидофилина, творожных продуктов и молочно-карамельных смесей на заводах Поволжья, Закавказья, Ленинградской области и Карелии в 1930-1940-х годах.

Последние годы жизни

Ряд предложений А. В. Чичкина, которые в годы войны и сразу после нее он регулярно направлял в Наркомат мясной и молочной промышленности, нашел свое практическое применение.

Так, он принял участие в разработке технологии выпуска молочных продуктов при меньшем расходе сырья. В 1944 г. Чичкин давал рекомендации по развитию молочного животноводства и производства в Средней Азии, в республики которой были эвакуированы молочные стада из оккупированных районов, а также часть оборудования молочных предприятий.

В апреле 1947 г. Александр Васильевич предложил правительству развивать в восстанавливаемых после войны регионах мало- и среднемощные предприятия по переработке молока. Эти предложения были приняты для развития молочной индустрии в этой части страны в конце 1940-х — первой половине 1950-х годов.

В 1940-е гг. А. В. Чичкин получил ряд официальных благодарностей от советского руководства и почетные звания, вроде «Ударника пятилетки». Но уточнять, какие конкретно, не будем, памятуя о запутанной истории с орденом.

Умер Александр Васильевич Чичкин в январе 1949 года на 87-м году жизни. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Где эта улица, где этот дом?

По поводу похорон и об увековечивании его памяти в интернете есть множество сообщений, подлинность которых вызывает сомнения.

Ну, например, что места для погребения на столь престижном кладбище добивался вроде бы А. И. Микоян, напирая на особые заслуги покойного. Он же организовывал похороны. Правдивость последнего оспаривать не беремся. А по поводу кладбища: Александра Васильевича просто похоронили рядом с сыном, который упокоился на нем еще в 1918 г. А когда в 1953 г. умерла Евдокия Никитична Чичкина – то была погребена там же.

Вот еще одна, думается, «байка». Вроде бы назвали в 1949 году в честь А. В. Чичкина переулок в Москве. Так сказать, увековечили заслуги. Вроде бы в конце 1950-х переулок переименовали, а потом и вовсе застроили. Да только место его расположения называют разное и неопределенное, чаще сообщая: «в районе Арбата».

Удивительно, но Чичкин переулок в Москве существовал, пусть и в стороне от указываемых мест, но задолго до его смерти. Об этом сообщает справочная и адресная книга «Вся Москва» за 1927 год. Маленький такой переулок: три дома всего, располагался между Ольховской и Новорязанской улицей. И есть подозрения, что назван он был, скорее всего, именно «в честь» Александра Васильевича. Была такая традиция в дореволюционной России: называть улицы и другие городские объекты по имени купцов и промышленников, чья собственность располагалась рядом. А тут: и завод, и дом Чичкина совсем близко. Кстати, согласно этой же книге, проживал тогда Александр Васильевич на Моховой, 26.

ПАМЯТЬ

Что осталось в память об Александре Васильевиче Чичкине? Московский молочный комбинат № 1 на Новорязанской улице. А из огромной московской торговой сети Чичкина дольше всего оставался специализированный молочный магазин, располагавшийся по адресу: Большая Дмитровка, 7/5. Он закрылся в 2010 г. (ради справедливости отметим: теперь там кафе с названием «Молоко»). А ведь это был один из первых его магазинов.

Последний московский специализированный магазин «Молоко», оставшийся от «империи» Чичкина, располагался по адресу: Большая Дмитровка, 7/5

Завод Чичкина в Одессе (Троицкая улица, 29), долгое время носивший название Одесский молочный комбинат, прекратил выпуск продукции в 1990-е годы. Сейчас здание обветшало. Года три года назад общественность города-героя активно обсуждала: что делать с этим зданием в центре «жемчужины у моря»? Снести или восстановить, как памятник промышленной архитектуры начала ХХ века?

Бывший молочный завод А. В. Чичкина в Одессе (Троицкая ул., 29). Построен в 1915 году, частично перестроен в 1947 году. Современное состояние.

Тот же завод, вид с другой стороны

Ладно, мы хоть знаем, где похоронен Александр Васильевич. А могила Николая Васильевича Верещагина, как и родное село Чичкина, под «зеркалом» водохранилища. Памятника ему нет. Но ведь имя его увековечено в названии Рыбинского молочного вуза. Да еще в библиотеках остались работы Н. В. Верещагина, А. А. Калантара, В. И. Бландова.

Бывшие магазины А. В. Чичкина и при Советской власти еще долго сохраняли «фирменную» облицовку.

То, что в деле становления молочного производства страны часто участвовали близкие родственники, вопросов не вызывает. К упомянутым в цикле братьям стоит добавить Александра Айрапеирвича Калантара – известного русского ученого-животновода. Семейственность (в хорошем иди плохом смысле этого слова) всегда присутствовала в России. Да и только ли в России? Удивительно другое: в «основоположниках» оказались люди разного социального происхождения и разных национальностей. Сын то ли лоцмана, то ли бакенщика, то ли мелкого торговца из села в глубинке России А. В. Чичкин. Русский дворянин Н. В. Верещагин. Потомки австрийского дворянина, приехавшего в Россию еще в XVIII веке, В. И. и Н. И. Бландовы (их отец Иван Михайлович в документах значился как фон Бдандов). Сыновья школьного учителя из национальной окраины Ал. А. и Ав. А. Калантары. Но если вдуматься, то так и должно было быть в нашей многонациональной стране, да еще и сложной по социальному устройству.

Разные направления деятельности выбирали те, кто все это начинал. Некоторые занимались практикой внедрения молочного производства, кто-то научной деятельностью, кто-то преподавал. Кто-то создавал «молочные империи». А некоторые и совмещали это.

По-разному складывалось и их жизнь. Кто-то становился одним из богатейших людей страны. Кто-то проводил свои последние годы едва ли ни в нищете, не оставив ничего наследникам. Как ни удивительно, так случилось с Н. В. Верещагиным. И имение было заложено, и сам он весь в долгах, да еще с обвинениями «в нецелевом использовании» и невозврате кредитов, причем, с самого «верха» руководства страны. Письмо Николая Васильевича императору, о котором упоминалось в первой части цикла, – это попытка объясниться. А обвинения удалось снять уже после его смерти, благодаря заступничеству некоторых выдающихся людей России.

Но всем им страна должна быть благодарна. Мы должны помнить о них. Хотя бы потому, что ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ.

Автор:  Ульянов Владимир Николаевич, Эксперт портала Unipack.Ru, бывший конструктор упаковочного оборудования

Unipack.Ru

 

Наши контакты
+7 (499) 261-92-61
+7 (499) 261-86-10

Москва, ул. Новая Басманная д.19, офис 401
Наши партнеры
ГОРБАЧЕВ Ю. А.
Почетный адвокат России
www.goodlawyer.ru
ДИЗАЙН СТУДИЯ BEZRUKOFF
дизайнерские услуги, разработка
логотипов и веб-дизан
Наши теги
патентное бюро | регистрация товарного знака | товарный знак | роспатент | фипс | ускоренная регистрация товарных знаков регистрация торговой марки | патентный поиск | регистрация полезной модели | регистрация изобретения | регистрация лицензионного договора | регистрация промышленного образца | регистрация договора об отчуждении