Патентное бюро
Руководитель патентного бюро
Патентный поверенный Российской Федерации Прозоровская Елена Васильевна
реестровый номер 422
+7 (499) 261-92-61
+7 (499) 261-86-10
businesspatent@inbox.ru
Патентное бюро "БИЗНЕСПАТЕНТ" основано на базе патентно-правовой компании ООО "БИЗНЕСПАТЕНТ".
Более 10 лет на страже интеллектуальной собственности!
Более сотни крупнейших клиентов! Десятки успешных судебных процессов!
Основным направлением деятельности является регистрация интеллектуальной и промышленной собственности, защита от недобросовестной конкуренции интересов клиентов в Палате по патентным спорам и в Суде.

MIMI против MINIMI: и снова о вхождении одного знака в другой, а также о фонетике…

Роспатент не согласен…

Коллегия Роспатента рассмотрела возражение компании POMPEA, S.p.A. (Италия) против предоставления правовой охраны товарному знаку №636233 – «MINIMI», принадлежащего ООО «Единая Европа – Элит» (Россия, Москва).Заявитель полагал оспариваемый товарный знак сходным до степени смешения с товарным знаком «MIMI», зарегистрированным на заявителя под номером 758530 (по международной регистрации), поскольку:— имеется сходство по фонетическому (совпадение по звуковому составу), графическому (заглавные буквы, латинский алфавит, стандартный шрифт) и семантическому (оба слова фантазийны и не несут смысловой нагрузки) признакам.— товары оспариваемого и противопоставленного ТЗ относятся к однородным.— согласно результатам соц.опроса, большинство опрошенных полагают противопоставленные обозначения сходными.Коллегия Роспатента пришла к следующим выводам:

1.  Разное количество слогов, букв и звуков обуславливает фонетическое различие противопоставленных знаков, семантически они также несходны, а графический критерий нельзя считать определяющим ввиду отсутствия какой-либо графической проработки.

2.  Представленные сторонами документы свидетельствуют об активном продвижении на российском рынке чулочно-носочной продукции под обозначением «MINIMI» (с 2007 г.) и не позволяют сделать вывод об имеющейся ассоциации у потребителей обозначения «MIMI» с заявителем («POMPEA, S.p.A.»).

3.  Представленные заявителем результаты соц.опроса ВЦИОМ не содержат ретроспективных данных на дату приоритета. Малое количество опрошенных и проведение опроса только на территории Москвы не позволяют считать его объективным и достоверным.

4.  Представленное правообладателем оспариваемого товарного знака заключение ЛСЭ ФНИСЦ РАН подтверждает отсутствие сходства между противопоставленными знаками. Исследование проводилось и на дату приоритета, и на сегодняшний день.

Предоставление правовой охраны товарному знаку №636233 оставлено в силе, в удовлетворении возражения отказано.

Приложение к решению Федеральной службы по
интеллектуальной собственности
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
по результатам рассмотрения возражения заявления
Коллегия в порядке, установленном частью четвертой Гражданского кодекса
Российской Федерации (далее – Кодекс) и Правилами подачи возражений и
заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденными
приказом Роспатента от 22.04.2003 № 56, зарегистрированным в Министерстве
юстиции Российской Федерации 08.05.2003 № 4520 (далее – Правила ППС),
рассмотрела возражение, поступившее 07.08.2018, поданное компанией «POMPEA,
S.p.A.», Италия (далее – лицо, подавшее возражение), против предоставления
правовой охраны товарному знаку по свидетельству №636233, при этом установлено
следующее.
Оспариваемый словесный товарный знак «MINIMI» по заявке №2016716178 с
приоритетом от 10.05.2016 зарегистрирован 21.11.2017 в Государственном реестре
товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации (далее — Госреестр)
за №636233 в отношении товаров 25 класса МКТУ, указанных в перечне
свидетельства, на имя ООО «Единая Европа — Элит», Москва (далее —
правообладатель).
В федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной
собственности 07.08.2018 поступило возражение, в котором оспаривается
правомерность предоставления правовой охраны указанному товарному знаку
ввиду того, что, по мнению лица, его подавшего, указанная регистрация была
произведена в нарушение требований пунктов 3 и 6 статьи 1483 Кодекса.
Доводы возражения сводятся к следующему:

  • оспариваемый товарный знак сходен до степени смешения с товарным
    знаком «MIMI» по международной регистрации № 758530, принадлежащим лицу,
    подавшему возражение;
  • сравниваемые обозначения являются сходными по фонетическому
    признаку, поскольку четыре звука в противопоставленном товарном знаке
    практически совпадают по звуковому составу с шестью звуками, входящими в
    состав оспариваемого обозначения, значительно сходны по составу согласные и
    их расположение по отношению друг к другу, состав гласных и их расположение
    тождественно;
  • графически сопоставляемые обозначения сходны, так как каждый из них
    состоит из одного слова, выполненного стандартным шрифтом заглавными
    буквами латинского алфавита черным цветом;
  • визуальное сходство сравниваемых обозначений усиливается тождеством
    первых и последнего слогов двух обозначений;
  • сопоставляемые обозначения являются фантазийными, не имеют никакой
    смысловой нагрузки, следовательно, могут быть признаны семантически
    сходными;
  • товары 25 класса МКТУ оспариваемого товарного знака и товары 25
    класса МКТУ противопоставленного знака являются однородными ввиду их
    принадлежности к одной и той же родовой и видовой группе товаров, а также
    одинаковым назначением товаров, общим местом продаж, сходным кругом
    потребителей, единой ценовой категорией товаров;
  • лицо, подавшее возражение, является лидером на итальянском рынке по
    производству и продажам нижнего белья в розничных сетях и занимает
    лидирующее место по категории «колготки и чулочно-носочная продукция»;
  • к возражению приложены документы, иллюстрирующие присутствие в
    период с 2015 по 2017 гг. (в том числе до приоритета оспариваемого товарного
    знака) на российском рынке товаров, маркированных обозначением «MIMI»;
  • по результатам представленного социологического опроса выявлено, что
    большинство опрошенных респондентов считают сравниваемые обозначения
    сходными;
  • изложенное позволяет признать, что оспариваемый товарный знак
    способен ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров;
  • действия правообладателя по регистрации оспариваемого товарного знака
    могут быть расценены как недобросовестная конкуренция согласно статье 10 bis
    Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 г., а
    регистрация сходного до степени смешения обозначения с обозначением «MIMI»
    по международной регистрации №758530 — злоупотребление правом в
    соответствии со статьей 10 Кодекса.
    Принимая во внимание все вышеприведенные доводы и приложенные к
    возражению материалы лицо, подавшее возражение, просит удовлетворить
    возражение и признать предоставление правовой охраны товарному знаку по
    свидетельству №636233 недействительным полностью.
    В подтверждение изложенных доводов к возражению приложены следующие
    материалы:
  • договор о сбыте продукции в период с 2015 по 2017 г. между
    правообладателем товарного знака «MIMI» и дистрибьюторами (1);
  • накладные и финансовые документы, подтверждающие объемы экспорта
    товаров, маркированных обозначением «MIMI» (2);
  • каталог продукции, образцы упаковок колготок под товарным знаком «MIMI»
    (3);
  • принт-скрины Интернет-сайтов с предложениями к продаже товаров,
    маркированных оспариваемым обозначением (4);
  • результаты Яндекс, Google, Yahoo по поисковому запросу «mimi купить
    колготки» (5);
  • отчет о результатах социологического опроса (6).
    Правообладатель товарного знака по свидетельству №636233 представил
    отзыв, в котором указывалось следующее:
  • сопоставляемые обозначения не сходны по звуковому и графическому
    критериям сходства в силу отсутствия самостоятельного смыслового значения
    обозначений и отсутствия каких-либо элементов, позволяющих наделить
    обозначения определенным смыслом;
  • обозначение «MIMI» визуально и фонетически воспринимается как двойное
    воспроизведение слога «MI», что накладывает на это обозначение определенную
    характерность восприятия потребителем, связанную с простотой обозначения, в том
    числе, с учетом использования заглавных букв стандартного шрифта. В свою
    очередь обозначение «MINIMI» визуально и фонетически воспринимается
    самостоятельной частью речи, словом, состоящим из большего количества букв,
    слогов, звуков, расположенных таким образом, что позволяет данному обозначению
    иметь общее зрительное/фонетическое впечатление, отличающееся от впечатления,
    создающегося от обозначения «MIMI»;
  • представленный с возражением опрос ВЦИОМ проведен в июле 2018 года
    и не содержит ретроспективных данных, относящихся к дате приоритета
    оспариваемого товарного знака;
  • таким образом, обозначение «MINIMI» не ассоциируется с обозначением
    «MIMI» в целом, в связи с чем не может быть признано сходным с ним до степени
    смешения;
  • представленные лицом, подавшим возражение, документы не содержат
    данных об устойчивой ассоциации товарного знака «MIMI» в сознании
    потребителя с товарами «MINIMI» и тем более о введении потребителя в
    заблуждение в отношении производителя товаров;
  • ООО «Единая Европа-Элит» — лидер российского рынка чулочно-
    носочных изделий, обладает эксклюзивными правами на реализацию продукции
    концерна «GOLDEN LADY GROUP» на территории Российской Федерации, а
    также владеет собственным зарегистрированным товарным знаком «MINIMI»;
  • согласно представленным сведениям установлено, что обозначение
    «MINIMI» длительное время использовалось правообладателем на территории
    Российской Федерации, в том числе, до даты приоритета оспариваемой
    регистрации в отношении чулочно-носочных изделий и четко с ним
    ассоциируется;
  • действия правообладателя товарного знака никогда не были направлены на
    введение потребителя в заблуждение и не могут являться недобросовестной
    конкуренцией, а также злоупотреблением правом в силу их активной
    направленности на продвижение собственного бренда на российском рынке, а не
    на конкурентную борьбу с лицом, подавшим возражение.
    В связи с изложенным правообладатель просит отказать в удовлетворении
    возражения и оставить в силе правовую охрану товарного знака по свидетельству
    №636233.
    К отзыву приложены следующие материалы:
  • договоры поставки (7);
  • товарные накладные с 2007 по 2012 гг. (8);
  • грузовые таможенные декларации за период с 2008 по 2012 гг. (9);
  • каталоги продукции «MINIMI» (10);
  • письма покупателей (11).
    Впоследствии лицом, подавшим возражение, были представлены
    дополнительные материалы (частный договор, финансовые документы и выписка
    из ЕГРЮЛ) (12), которые не могут быть приняты во внимание, поскольку не были
    приложены к материалам возражения, не являются общедоступными словарно-
    справочными изданиями и в соответствии с пунктом 2.5 правил ППС могут быть
    оформлены в качестве самостоятельного возражения.
    В дополнение к отзыву на возражение правообладателем представлено
    заключение Лаборатории социологической экспертизы Федерального научно-
    исследовательского центра РАН №448-2018 от 28.12.2018 (13) и договоры
    поставки (14).
    Изучив материалы дела и выслушав участников рассмотрения возражения,
    коллегия считает доводы возражения неубедительными.
    С учетом даты (10.05.2016) приоритета товарного знака по свидетельству
    №636233 правовая база для оценки его охраноспособности включает
    вышеуказанный Кодекс и Правила составления, подачи и рассмотрения
    документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых
    действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков
    обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства
    экономического развития Российской Федерации от 20 июля 2015 г. N 482 (далее
  • Правила).
    В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 1512 Кодекса
    предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и
    признано недействительным полностью или частично в течение всего срока
    действия исключительного права на товарный знак, если правовая охрана была
    ему предоставлена с нарушением требований пунктов 1 — 5, 8 и 9 статьи 1483
    настоящего Кодекса.
    Согласно пункту 2 статьи 1513 Кодекса возражения против предоставления
    правовой охраны товарному знаку по основаниям, предусмотренным, в частности,
    подпунктами 1-4 пункта 2 статьи 1512 настоящего Кодекса, могут быть поданы
    заинтересованным лицом.
    Согласно положению пункта 3 статьи 1483 Кодекса не допускается
    регистрация в качестве товарного знака обозначений, представляющих собой или
    содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в
    заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.
    Согласно пункту 37 Правил при рассмотрении вопроса о ложности или
    способности обозначения ввести потребителя в заблуждение относительно товара
    либо его изготовителя учитывается, что к таким обозначениям относятся, в
    частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об
    определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения,
    которое не соответствует действительности.
    В случае если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один
    из элементов обозначения, то обозначение признается ложным или вводящим в
    заблуждение.
    В соответствии с подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 Кодекса не могут быть
    зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или
    сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в
    Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором
    Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более
    ранний приоритет.
    В соответствии с пунктом 41 Правил обозначение считается сходным до
    степени смешения с другим обозначением (товарным знаком), если оно
    ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.
    В соответствии с пунктом 42 Правил словесные обозначения сравниваются
    со словесными обозначениями и с комбинированными обозначениями, в
    композиции которых входят словесные элементы.
    Сходство словесных обозначений оценивается по звуковым
    (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим)
    признакам, а именно:
    1) звуковое сходство определяется на основании следующих признаков:
    наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях; близость
    звуков, составляющих обозначения; расположение близких звуков и
    звукосочетаний по отношению друг к другу; наличие совпадающих слогов и их
    расположение; число слогов в обозначениях; место совпадающих звукосочетаний
    в составе обозначений; близость состава гласных; близость состава согласных;
    характер совпадающих частей обозначений; вхождение одного обозначения в
    другое; ударение;
    2) графическое сходство определяется на основании следующих признаков:
    общее зрительное впечатление; вид шрифта; графическое написание с учетом
    характера букв (например, печатные или письменные, заглавные или строчные);
    расположение букв по отношению друг к другу; алфавит, буквами которого
    написано слово; цвет или цветовое сочетание;
    3) смысловое сходство определяется на основании следующих признаков:
    подобие заложенных в обозначениях понятий, идей (в частности, совпадение
    значения обозначений в разных языках); совпадение одного из элементов
    обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет
    самостоятельное значение; противоположность заложенных в обозначениях
    понятий, идей.
    Признаки, указанные в настоящем пункте, учитываются как каждый в
    отдельности, так и в различных сочетаниях.
    В соответствии с пунктом 45 Правил при установлении однородности
    товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя
    представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.
    При этом принимаются во внимание род, вид товаров, их потребительские
    свойства, функциональное назначение, вид материала, из которого они
    изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия и
    каналы их реализации (общее место продажи, продажа через розничную либо
    оптовую сеть), круг потребителей и другие признаки.
    Согласно представленным сведениям (1-5) лицо, подавшее возражение,
    осуществляет свою деятельность на территории Российской Федерации в области
    выпуска колготок и чулочно-носочной продукции, обладает сходным с
    оспариваемой регистрацией товарным знаком «MIMI» по международной
    регистрации № 758530, имеющим более ранний приоритет, считает, что существует
    высокая вероятность введения потребителя в заблуждение относительно
    производителя товаров.
    В связи с изложенным, компания «POMPEA, S.p.A.» признана коллегией
    заинтересованным лицом в подаче возражения против предоставления правовой
    охраны товарному знаку по свидетельству №636233 по основаниям, предусмотренным
    пунктами 3 и 6 статьи 1483 Кодекса.
    Оспариваемый товарный знак по свидетельству №636233 представляет собой
    словесное обозначение «MINIMI», выполненное заглавными буквами латинского
    алфавита стандартным шрифтом. Правовая охрана товарному знаку предоставлена в
    отношении товаров 25 класса МКТУ «одежда, обувь, головные уборы».
    Противопоставленный знак по международной регистрации № 758530
    представляет собой словесное обозначение «MIMI», выполненное заглавными
    буквами латинского алфавита стандартным шрифтом. Правовая охрана знаку на
    территории Российской Федерации предоставлена в отношении товаров 25 класса
    МКТУ «stockings, socks, short-sleeved shirts, boxer shorts and knitted articles, not
    included in other classes; including: underwear; brassieres, corsets, singlets, bodices;
    underpants; undershirts; negligees; g-strings (undergarment); briefs; body shirts; tights;
    nightgowns, pyjamas, pareus; leg warmers; leotards; leggings; coats; overcoats; jackets;
    sweaters; pullovers; jerseys; vests; skirts; trousers; shorts; scarves; neckties; neckerchiefs;
    gloves and muffs (clothing); aprons; shawls; dresses; waistcoats; ear muffs; shirts; pants;
    baby’s wear; jumpers; cardigans; tank tops; sashes for wear; hats; caps» («чулки; носки;
    манишки; боксеры [шорты] и трикотажные изделия, не включенные в другие
    классы, включая: белье бюстгальтеры; корсеты; рубашки; корсажи; трусы;
    пеньюары; стринги; колготки; сорочки ночные; пижамы; парео; теплые носочно-
    чулочные изделия; купальники гимнастические; гамаши [теплые носочно-чулочные
    изделия]; манто; пальто; куртки; свитера; джерси; жилеты; юбки; брюки; манишки;
    платки шейные; галстуки; платки; перчатки; муфты; фартуки; шали; платья;
    наушники; рубашки; одежда детская; кардиганы; шарфы; шляпы; шапки»).
    Оспариваемые товары 25 класса МКТУ «одежда, головные уборы» являются
    однородными товарам 25 класса МКТУ противопоставленного знака, поскольку
    соотносятся друг с другом как род-вид (например, одежда и платья, головные уборы
    и шапки) и объединены родовыми понятиями «одежда, головные уборы».
    Следовательно, сопоставляемые товары имеют одно назначение (защита от
    негативного воздействия внешней среды, соблюдение моральных норм,
    существующих в обществе), одинаковые условия реализации (продаются в одних и
    тех же отделах магазинов, торговых центрах, модных бутиках), круг потребителей
    (широкий круг потребителей, охватывающий все слои населения).
    Вместе с тем, в результате сравнительного анализа оспариваемого товарного
    знака и противопоставленного товарного знака на тождество и сходство
    установлено следующее.
    Несмотря на то, что в сопоставляемых обозначениях наблюдается близкий
    буквенный состав (присутствует два слога «MI»), знаки имеют различие, ввиду
    разного количества слогов в словах (в оспариваемом товарном знаке – 3, в
    противопоставленном знаке — 2), разного количества букв и звуков в словесных
    элементах (в оспариваемом товарном знаке – 6, в противопоставленном знаке — 4).
    При этом средний слог «-NI-» в оспариваемом знаке произносится отчетливо.
    Следует учесть, что сопоставляемые обозначения являются короткими
    словами, в которых каждая буква имеет существенное значение. В данном случае
    оспариваемый словесный элемент «MINIMI» в полтора раза длиннее, чем
    противопоставленное обозначение «MIMI», что позволяет коллегии прийти к выводу
    об отсутствии между ними фонетического критерия сходства.
    Графический критерий сходства не является определяющим, поскольку
    сопоставляемые словесные элементы выполнены заглавными буквами латинского
    алфавита без какой-либо графической проработки.
    Семантически сопоставляемые обозначения следует признать несходными,
    так как слово «MIMI» представляет собой женское имя, а также в переводе с
    французского языка на русский язык означает «миленький, кошечка»
    (https://dic.academic.ru/, https://yandex.ru/), в то время как слово «MINIMI» не имеет
    определенного значения и может вызывать в сознании потребителей ассоциации,
    связанные с чем-то минимальным, наименьшим.
    В связи с указанным, сравниваемые обозначения не являются сходными в силу
    фонетического и семантического факторов сходства обозначений.
    Отсутствие сходства между сопоставляемыми обозначениями подтверждается
    данными, представленного правообладателем, социологического опроса (13), согласно
    которому на сегодняшний момент времени 96% респондентов, а на дату приоритета
    (10.05.2016) оспариваемого товарного знака 95% опрошенных отличают товарные
    знаки «MIMI» и «MINIMI».
    Что касается представленных лицом, подавшим возражение, результатов
    пилотного опроса о сходстве/различии товарных знаков «MIMI» и «MINIMI»,
    проведенных в 2018 году (6), то они не позволяют прийти к выводу о том, что
    сравниваемые товарные знаки являются сходными, по следующим причинам:
  • данный пилотный опрос не содержит ретроспективных данных, относящихся к
    дате приоритета оспариваемого товарного знака;
  • указанный опрос проводился только в Москве, среди 150 респондентов, что не
    позволяет считать его результаты достоверными и объективными;
  • кроме того, сходство сопоставляемых обозначений устанавливается на
    основании критериев вышеуказанной нормативно-правовой базы, а не путем
    субъективного опроса.
    Дополнительно следует отметить, что на вопрос «Скажите, пожалуйста, Вам
    знакомы или не знакомы обозначения «MIMI» и «MINIMI»?» респонденты в
    большинстве своем (72% и 62%) ответили отрицательно.
    Относительно доводов лица, подавшего возражение, о несоответствии
    оспариваемого товарного знака требованиям пункта 3 статьи 1483 Кодекса, коллегия
    отмечает следующее.
    Приведенная выше семантика оспариваемого товарного знака не несет в себе
    указания на товар или его производителя, в связи с чем товарный знак по свидетельству
    №636233 не может являться ложным или способным ввести потребителя в
    заблуждение относительно товара или его производителя.
    Вывод о способности обозначения ввести потребителя в заблуждение
    относительно производителя может быть сделан в том случае, если однородные
    товары (услуги), маркированные спорным обозначением, имеют совместную
    встречаемость в гражданском обороте с товарами (услугами) лица, подавшего
    возражение, и у потребителя сложилась устойчивая ассоциация о принадлежности
    этого спорного обозначения лицу, подавшему возражение.
    Анализ представленных лицом, подавшим возражение, документов (1-5)
    показал следующее.
    Лицо, подавшее возражение, представило договор (1) о сбыте продукции под
    маркой «MIMI» через контролируемую компанию, со сроком действия с 28.01.2015
    по 31.01.2017. Вместе с тем, отсутствуют документальные подтверждения того, в
    какой части данный договор был исполнен, и в каком объеме товар был реализован
    на территории Российской Федерации до даты приоритета оспариваемого товарного
    знака.
    Часть представленных таможенных деклараций (2) иллюстрируют поставку
    товара под обозначением «MIMI» в Сербию и никоим образом не свидетельствуют о
    ввозе товара на территорию Российской Федерации.
    Материалы (3-5) не могут быть приняты во внимание, поскольку каталог
    продукции (3) и сведения (5) датированы позже даты приоритета оспариваемого
    товарного знака, а информация (4) не содержит выходных данных, позволяющих
    соотнести ее с датой приоритета рассматриваемого товарного знака.
    Представленные материалы (12) не содержат указание на какие-либо товары
    под обозначением «MIMI», а свидетельствуют лишь о поставке на российский рынок
    чулочно-носочных изделий марки «Гламур» (Glamour).

В связи с вышеуказанным, не представляется возможным сделать вывод о том,
что товары, маркируемые обозначением «MIMI», четко ассоциируются у
потребителя с компанией «POMPEA, S.p.A.», и, как следствие, нет оснований для
вывода о том, что оспариваемый товарный знак способен ввести потребителя в
заблуждение относительно изготовителя товаров.
В свою очередь правообладатель товарного знака представил материалы (7-11,
14) из которых следует, что им на территории Российской Федерации начиная с 2007
года и по настоящее время, активно продвигаются более 100 разновидностей
чулочно-носочных изделий, сопровождаемых обозначением «MINIMI».
Представленные сведения о количестве ввезенных на территорию Российской
Федерации товаров «MINIMI», объемы продаж товаров, информация о точках
продаж товаров, подтверждают, что в течение длительного времени, в том числе, до
даты приоритета оспариваемого товарного знака, обозначение «MINIMI»
присутствовало на российском рынке, использовалось правообладателем и
приобрело определенную узнаваемость и популярность среди потребителей
соответствующей продукции.
Представленные данные социологического опроса (13) показали, что на
сегодняшний день (72% респондентов) и на дату приоритета (10.05.2016)
оспариваемого товарного знака (73% опрошенных) считают, что товары,
маркированные товарными знаками «MIMI» и «MINIMI», производятся разными
компаниями.
В этой связи у коллегии нет оснований для вывода о том, что оспариваемый
товарный знак ассоциируется с продукцией лица, подавшего возражение, и, как
следствие, способен ввести потребителя в заблуждение согласно требованиям
пункта 3 статьи 1483 Кодекса.
Коллегия отмечает, что признание действий правообладателя, связанных с
получением правовой охраны товарного знака, актом недобросовестной
конкуренции и злоупотреблением правом, не относится к компетенции Роспатента.
Учитывая вышеизложенное, коллегия пришла к выводу о наличии оснований
для принятия Роспатентом следующего решения:
отказать в удовлетворении возражения, поступившего 07.08.2018,
оставить в силе правовую охрану товарного знака по свидетельству №636233.

Наши контакты
+7 (499) 261-92-61
+7 (499) 261-86-10

Москва, ул. Новая Басманная д.19, офис 401
Наши партнеры
ГОРБАЧЕВ Ю. А.
Почетный адвокат России
www.goodlawyer.ru
Наши теги
патентное бюро | регистрация товарного знака | товарный знак | роспатент | фипс | ускоренная регистрация товарных знаков регистрация торговой марки | патентный поиск | регистрация полезной модели | регистрация изобретения | регистрация лицензионного договора | регистрация промышленного образца | регистрация договора об отчуждении